anna-karandash
Закончился долгий, странный, но гармоничный день. В нём сочеталось всё: от ручьёв, капели и снегопада, до отправки письма во Францию, посещения библиотеки и тихого чаепития с подругой. Постараюсь рассказать... нет, конечно, не обо всём, ведь, как писал ещё Л.Н. Толстой, всей бумаги мира не хватит, чтобы описать единственный день жизни человеческой души, но о том, что показалось мне...
чуть-чуть интересным.

На работе я со вчерашнего дня пью чай "Летающий дракон". Зелёный, ароматный, ничем не напоминающий ту ерунду, которую пихала в чашку раньше. Каждый раз, разглядывая картинку (луга с высоты птичьего, а, может быть, драконьего полёта) на упаковке, вдыхая аромат, делая глоток, вспоминаю добрым словом подругу Вику, подарившую мне это чудо.

Утром вместе с драконом ко мне прилетело внезапное увлечение Францией. С чего оно началось? Чистая случайность! На лекции в субботу был вскользь упомянут некий поборник эпистемологии Гастон Башляр. Вчера я взяла одну из его книг, не по душевному порыву, просто изо всех авторов, которые меня заинтересовали, она единственная встретилась в фондах библиотеки. Открывая причудливо украшенную неким художником (имеющим о философии, как водится, весьма смутные представления) обложку, я вдруг почувствовала странный трепет: первая книга французского философа, которую мне случается читать. Странно, правда?
Как оказалось, в изящном томике собраны статьи по литературе и критика. Автор описывал свои впечатления от работы своего коллеги, другого француза, некоего господина Рапунэля.
Не привыкшая останавливаться на полпути, Аня немедленно вернулась в библиотеку, но, вместо обозначенного философа, набрела на сборник рассказов о второй мировой войне и оккупации Франции, зачиталась прямо среди полок и не смогла с ним расстаться. Как выяснилось чуть позже, "Силоэ" Рапунэля на русский язык никогда не переводилась, но зато из сборника меня уже весьма заняла и вдохновила не одна мысль, вот, например:

"Я не очень уверен, нахмурил ли он брови, - это была такая незначительная подробность величественного пейзажа с рекой и горами, с легендами и историей, религиозными и освободительными войнами".
"Римского права больше не существует" Луи Арагон


Вернувшись на кафедру, обнаружила, что меня ждёт целая стопка конвертов, которые следует украсить адресами, написанными уверенной рукой, чётким и ясным очерком. Они все были приготовлены для отправки журналов за рубеж. Один из них отправился во Францию, прямо в Париж. Так и подмывало передать там чему-нибудь привет, запихнув в отправление какую-нибудь шальную бумажку.
Всё, что мне довелось сегодня прочитать, странным образом сошлось на теме времени. К вечеру я уже размышляла над его дискретностью и непрерывностью. Если честно, длительность Анри Бергсона, с её граничащей с сумасшествием непредсказуемостью вдохновила меня значительно больше, нежели смерть прошедшего и будущего Башляра.


Такой чайный набор мне подарила Вика. (Соблазняю!)

Если день прошёл под знаком философии, то вечер согревался в пушистых уютных лучиках старой дружбы. Хорошо, что есть на свете такие подруги, которые уже знают почти все твои истории, и можно с ними просто сидеть под лампой бок о бок, пробовать чай, уминать мармелад и лениво мурлыкать что-то о кино, любви, кулинарии. Нам было так спокойно, неторопливо и лениво, что мы ничего не смотрели и никому не перемывали косточки. Мы наслаждались обществом друг друга, отсутствием помех и тем, что сестрёнка не мешает слишком сильно.

Хороший был день, долгий, гармоничный.

@темы: друзьям, время, Философия, Гастон Башляр, Анри Бергсон, книги, цитаты